Сатпаев – самородок Казахстана

«Быть полезным народу, стремиться к знаниям» – этот девиз стал стрежнем жизненной линии Каныша Сатпаева. Первый геолог-казах, подробно рассказавший о геологическом строении казахстанских недр, открывший миру медные запасы Жезказгана и марганца Жезды. Первый президент Академии наук Казахской ССР и выдающийся ученый, который по отечески, заботился о расцвете казахстанской науки, растивший для нее научные кадры, мудрый наставник молодежи, да и – просто добрый, отзывчивый человек – таким останется наш земляк в памяти потомков. Специалист, для которого звание инженера-геолога было главным среди многих присужденных ему официальных свидетельств, регалий и признаний его профессиональной и научной деятельности.

 

В начале апреля 2013 года мировое и казахстанское научное сообщество отметили день рождения выдающегося исследователя минеральных богатств Казахстана, незаурядного и блестящего ученого, талантливого педагога, основателя и руководителя казахской школы геологов, первого академика Каныша Имантаевича Сатпаева. В этом году великому ученому земли казахстанской исполнилось бы сто пятнадцать лет.

К. И. Сатпаев родился 12 апреля 1899 года в семье казаха-кочевника в Акмолинской области Павлодарского уезда Семипалатинской губернии (Баянаульский район Павлодарской области). Отправной точкой яркого жизненного пути Каныша Имантаевича в первую очередь стали аульная школа и русско-казахское училище в Павлодаре. Затем – успешное окончание Семипалатинской учительской семинарии в 1918 году, где он остается преподавать естествознание на педагогических курсах. А через два года получает назначение – народный судья. Семейные ценности, традиции и устои стали той благодатной основой, на которой сформировались жизненные принципы и мировоззрение будущего академика.

1921 год стал для молодого Сатпаева судьбоносным. В родном ауле он знакомится с Михаилом Антоновичем Усовым, приехавшим в Казахстан на кумысолечение. К тому времени Михаил Антонович имел степень магистра и звание профессора, читал лекции и вел занятия в Томском технологическом институте и в Томском государственном университете, был сподвижником и учеником русского геолога, палеонтолога, географа, академика АН СССР и писателя-фантаста Владимира Афанасьевича Обручева. Эти оба неординарных ученых-геолога, внесшие неоценимый вклад в индустриальное развитие сибирского края, отличавшиеся поистине универсальными знаниями во всех областях наук о Земле, стали главными учителями, которые сыграли решающую роль в выборе профессии будущего исследователя и разведчика казахстанских недр. В этом же году Каныш Сатпаев обращается в Семипалатинский ревком с просьбой направить его в Томский технологический институт, где после сданных приемных испытаний становится студентом геологоразведочного отделения горного факультета.

Энциклопедические знания профессорско-преподавательского состава горного факультета и, конечно педагогический талант Михаила Антоновича Усова, его преданность геологии, умение делиться знаниями и заражать других своей увлеченностью, предопределили научно-инженерное мировоззрение будущего первого академика Казахстана. Позже, в своих трудах, Каныш Имантаевич будет часто обращается к идеям и научно-исследовательскому наследию, своего первого преподавателя.

«… Основными причинами, обусловившими неизмеримо глубокую научную ценность идей М.А. Усова в геологической науке, явились тесная органическая слитность его исследований с жизнью и практикой, уникальная энциклопедичность его знаний во всех отраслях геологической науки, тесное сочетание в его исследований полевых, наблюдательных и камеральных экспериментальных начал … отсюда – актуальность тематики исследований, ясность и конкретность научной аргументации, строгость и логичность научных выводов», – отметит позже в своей статье, Каныш Имантаевич, опубликованной в сборнике материалов «Деятельность и идеи М.А. Усова в геологии» изданного (1960 г.) в Алма-Ате к столетию сибирского академика.

Пройдет время, и учитель Михаила Антоновича, Академик В.А. Обручев с уважением отзовется о самом Сатпаеве: «Академик Каныш Имантаевич Сатпаев, президент Академии наук Казахской ССР, родился в семье казаха-кочевника в Баянаульском районе Павлодарской области, учился в аульной школе и учительской семинарии, окончив которую был сельским учителем и народным судьей. Но жажда к знанию и стремление принести наибольшую пользу своему родному краю побудили его поступить в Томский технологический институт, который он закончил по горному отделению в качестве инженера-геолога в 1926 году, выдвинувшись уже на студенческой скамье своими способностями под руководством профессора М.А. Усова, позже академика».

В 1926 году, после защиты и получения диплома, Каныш Сатпаев, вернувшись в родные степи, приступает к работе в геологоразведочной службе треста «Атбасцветмет» и карсакпайского медеплавильного комбината. С этого времени детальное изучение геологических структур, и раскрытие богатств казахстанских недр станет для него определяющим жизненным направлением. Так, за первые четыре года стационарных, геологоразведочных полевых исследований Каныш Сатпаев и небольшой отряд специалистов-единомышленников с одним буровым станком смогли обосновать и доказать перспективность медного месторождения территориально располагавшегося вблизи недостроенного англичанами медеплавильного завода. Предложив и детально обосновав, новые принципы локализации жезказганского оруденения, Каныш Сатпаев при пересчете его запасов получил результаты, которые в 450 раз превышали первоначальные цифры, тем самым определив его уникальность и востребованность, как для ближайшего будущего, так и на дальнейшую перспективу. К 1929 году были открыты и описаны сначала одна, а затем еще три рудных залежи мощностью до 10 метров, а так же выявлено и закартировано новое рудное поле. В 1938 году, после встреч Каныша Имантаевича с наркомом тяжёлой промышленности Г. К. Орджоникидзе, было принято решение о проведении широкомасштабных геологоразведочных исследовательских работ и уже на основании вновь полученных результатов – решение о проектировании и начале строительства Жезказганского горно-металлургического комбината. В 1940 году в районе появилось рукотворное озеро – Досмурзинское водохранилище и проложена железная дорога, соединяющая Жезказган, Караганду и Балхаш. В этом же году за выдающиеся достижения в геологическом изучении Жезказган-Улытауского района К. И. Сатпаев был удостоен высшей награды – ордена Ленина. В дальнейшем, эта небольшая и первоначально малоперспективная медьсодержащая территория стала «Большим Жезказганом» – крупным медным месторождением Казахстана. Несмотря на длительный срок разработки и эксплуатации, оно и сейчас является один из флагманов минерально-сырьевого комплекса республики и по праву завется детищем академика Сатпаева.

«Пятнадцать лет непрерывного упорного подвижнического труда потребовалось ему для доказательства, что природные богатства Жезказгана во много раз превосходят данные разведки концессионеров-англичан и предположения отечественной науки. Это были героический поиск, несравнимый энтузиазм и феноменальное упорство. Не только местные бюрократы и неумные злопыхатели, но и опытные геологи не верили порой в успех Сатпаева. Он добился приема у Серго Орджоникидзе, убедительно доказал ему, что разведанные им запасы медных руд уникальны. Так Сатпаев добился государственного решения о строительстве медеплавильного комбината в Жезказгане» – вспоминал о том историческом времени Академик Академии наук К.Д. Джумалиев.

В 1941 г. Каныш Имантаевич, продолжая курировать жезгазганский регион, получает новое назначение – директор Института геологических наук Казахского филиала АН СССР, а в конце года назначается заместителем председателя Президиума Казахского филиала академии наук СССР (КазФанСССР). В 1942 г. становится его председателем. В 1943 г. избирается членом-корреспондентом АН СССР.

В тяжелые годы Великой Отечественной войны казахстанские геологи, возглавляемые им, совершили новый, научный подвиг. После захвата немецко-фашистскими оккупантами Никопольского (Украина) и потери Чиатурского (Грузия) марганцевых месторождений, уральские заводы тяжелого машиностроения остались без сырья для производства броневой стали. И тогда, в 1942 году, перед геологической службой Казахстана была поставлена задача, обязывающая обеспечить эти предприятия, причем в кратчайшие сроки, необходимым марганцевым сырьем. Канышем Имантаевичем Сатпаевым, практически сразу же, для детальных исследований был представлен каменный ферромарганцевый материал с нового участка Жезды. Это потенциально перспективное рудопроявление располагалось в непосредственной близости от жезказганского месторождения. И через месяц, а точнее через 38 дней, колона груженных автомашин была отправлена на Урал с первыми тоннами драгоценного марганцевого сырья. За очень сжатый период времени жезказганцами была завершена прокладка железной дороги, начата разработка рудника и возведен рабочий поселок.

Каныш Имантаевич проявил себя и как крупный организатор науки.1 июня 1946 г. состоялось торжественное открытие Академии Наук Казахстана. Ее Президентом избирается К. И. Сатпаев. Процесс преобразования из филиала в самостоятельную структуру – Академию Наук, а затем и в крупный научный центр непосредственно связан с его кипучей деятельностью. К этому времени, в ее рядах уже насчитывалось свыше 1500 человек (в том числе 78 докторов и профессоров, около 200 кандидатов наук). Молодой Академией Наук Казахстана, за короткий срок, было подготовлено и передано для внедрения в народное хозяйство более 200 интереснейших работ, автором и соавтором многих из которых стал К. И. Сатпаев. Открылся ряд новых академических институтов: ядерной физики, математики и механики, гидрогеологии и гидрофизики, химии нефти и природных солей в Атырау, химико-металлургический в Караганде, Алтайский горно-металлургический в Усть-Каменогорске, ихтиологии и рыбного хозяйства в Балхаше, экспериментальной биологии, экономики, философии и права, литературы и искусства, языкознания и других.

Всю жизнь Каныш Имантаевич Сатпаев был самым тесным образом связан с практикой, с исследованиями, разведкой и промышленной оценкой месторождений полезных ископаемых. Среди многих выдающихся его начинаний и заслуг есть три самых значительных и блестяще воплощенных в жизнь – это Жезказган, «казахстанская школа геологов», возглавляемая Институтом геологических наук, и сама Академия наук Казахстана.

К сожалению, прожитые годы не добавляют сил и здоровья и жизнь Каныша Имантаевича –оборвалась в январе 1964 года, то есть в пору расцвета его таланта. Научное наследие, оставшееся после него имеет, громадное значение, как для казахстанской науки, так и для мирового сообщества. Из под его пера вышло большое количество печатных работ на русском, казахском, китайском, арабском, английском и других языках, большинство, из них посвящено геологическим и профильным наукам. Признанным вкладом в мировую науку стали труды первого казахского инженера-геолога, связанные с открытием Жезказганского месторождения (из 240 опубликованных работ – 42 посвящены вопросам геологии и минеральной базе Жезказган-Улытауского рудного района), и развитию металлогении – раздела геологии, исследующего региональные условия формирования и закономерности размещения рудных месторождений, сопряженных с основными геологическими этапами развития и, конечно, с выпуском первой в мире металлогенической прогнозной карты Центрального Казахстана.

«Геологическая наука развивается в Казахстане на основе творческого содружества с практикой, на базе практики и для практики. Ее отличают практическая целеустремленность и неразрывная связь с жизнью. Именно поэтому у нас в республике ведущим направлением развития геологической науки стала металлогения. Все остальные направления геологической науки развиваются в гармоническом единстве с металлогенией и для металлогении». К.И. Сатпаев

Будучи ученым с мировым признанием, Каныш Имантаевич оставался простым, скромным человеком. Он выделялся, его замечали и запоминали. Так, в 1947 году, в Англии, во время неофициального приема на вопрос заданный Уильямом Черчиллем (экс-премьер-министр Великобритании): «Все ли казахи такие, богатырского сложения, рослые, как Вы?» ответил в тон ему – «О нет, господин Черчилль, среди казахов я самый маленький, мой народ выше меня!».

Сатпаев был неутомимым и неудержимым в познаниях, интересовался всем новым, неизведанным. Он великолепно разбирался в археологии, профессионально исследовал каменные изваяния, наскальные рисунки, архитектурные памятники. Собирал произведения народного искусства, красиво пел, аккомпанируя на домбре, и еще в юности подготовил и выпустил учебник алгебры. По его инициативе была начата работа по изданию двухтомной, затем и многотомной истории Казахстана, собрания сочинений Ч. Валиханова в пяти томах.

– Каныш Имантаевич очень любил на домбре играть, – вспоминает Нурлан Жармагамбетов, внук Каныша Сатпаева. – Это он отдыхал – после трудового дня почти всегда его домбра сопровождала. Причем он любил философские такие, лирические, задушевные песни. А вообще в исполнении Каныша Имантаевича Сатпаева собиратель песен Александр Затаевич записал 25 песен для своих книг «1000 песен казахского народа» и «500 песен казахского народа».

Имя нашего земляка запечатлено в названиях улиц, университетов, в названии города и минерала «сатпаевит». В просторах Вселенной движется планета 2402 «Сатпаев». По решению ЮНЕСКО последний год XX столетия (1999) был объявлен годом Каныша Имантаевича Сатпаева.

«Каныш Имантаевич Сатпаев является тем деятелем науки, тем государственным деятелем, чье имя любимо, популярно в среде казахской интеллигенции, среди всех слоев казахского народа, а также и за пределами Казахстана, – говорил о нем Академик Н.В. Мельников. – Каныш Имантаевич Сатпаев является многосторонне, глубоко и широко осведомленным ученым. Ему близка и известна не только область технологических наук, но в той же мере ему были близки и известны, его волновали и интересовали проблемы из других отрослей знаний. Языковеденье, история казахского народа, история казахской литературы, проблемы искусствоведения в Казахстане – все эти отрасли науки одинаково близки и знакомы Канышу Имантаевичу. … Нельзя назвать ни одного значительного начинания в Казахстане в области науки и высшего образования, в котором Сатпаев не принимал бы активного участия. При этом Каныш Имантаевич не был кабинетным ученым: главным он считал постоянную связь науки с практикой и учет нужд промышленности. В науки он видел мощный источник развития производительных сил страны».

Светлана Карягина

Фотографии автора

При работе над статьей использованы, опубликованные интернет-материалы размещенные на ресурсах в Казнете.

Каныш Сатпаев, составители А. Каюпов, М. Сатпаева, С. Мухамеджанов, 1989 г.

Основные идеи М.А. Усова в геологии, редактор К.И. Сатпаев, 1960 г.

При использовании информации ссылка на информационно-аналитический портал недропользования Казахстана (www. infonedra.kz) обязательна

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете от имени гостя.

Все вакансииРазместить вакансию

Вакансии

Все резюмеДобавить резюме

Резюме